Deli-akyz

Deli-akyz

by Lidija Charskaja

NOOK Book(eBook)

$3.99

Available on Compatible NOOK Devices and the free NOOK Apps.
WANT A NOOK?  Explore Now
LEND ME® See Details

Product Details

ISBN-13: 9781783841462
Publisher: Glagoslav E-Publications
Publication date: 11/27/2013
Sold by: Barnes & Noble
Format: NOOK Book
Pages: 166
File size: 2 MB

About the Author

Лидия Алексеевна Воронова (в замужестве Чурилова, известная как Чарская) родилась в семье военного. В 1893 г. окончила Павловский женский ин-т в Петербурге. В течение 2 лет посещала драматические курсы. С 1898 по 1924 гг. играла в Александринском театре, исполняла характерные роли. Первая повесть Чарской "Записки институтки" вышла в 1901 г. (отд. изд. 1902). Всего она написала около 80 книг, среди них более 20 романов, много рассказов и стихов. Повести из жизни женских закрытых учебных заведений ("Записки институтки", 1902; "Княжна Джаваха", 1903; "Люда Власовская", 1904; "Вторая Нина", 1909; "Ради семьи", 1914); исторический роман "Евфимия Старицкая" (1904); повести "Смелая жизнь" (1905, о Н. А. Дуровой), "Газават" (1906, о событиях Кавказской войны 1817-64 и Шамиле) и др. Книги для детей младшего возраста. Стихи. Занимательность изложения и мелодраматические сюжетные ходы во многом способствовали небывалому успеху прозы Чарской в нач. 20 в.

Read an Excerpt

Пять молодых девушек в нарядных белых платьях и в таких же шляпах одна за другой впорхнули в светлую, веселую приемную Н-ского приюта.

Старая прислуга начальницы приюта оглядела с любопытством необычайных юных посетительниц и их радостно-взволнованные лица и пошла доложить о них своей барыне. И тотчас же по её уходе в комнате все зашумело и зазвенело сдержанным звоном молодых оживленных голосов.

-- Вот и приняла... Вот и приняла... Ага! Что? А ты еще говорила, что не примет, Шарадзе! Всегда так: брякнешь, не подумав, а потом...

И одна из юных посетительниц, тоненькая, необычайно изящная шатенка с вьющимися волосами, торжествующе взглянула на подругу, нескладную, высокую девушку, красивые черные глаза которой, как и её смуглое худощавое лицо явно обнаруживали кавказское происхождение.

-- Погоди еще радоваться, Баян: рано пташечка запела, как бы кошечка не съела... -- гортанным голосом, с восточным акцентом, ответила смуглянка.

-- Типун тебе на язык, Тамара! -- сказала маленькая, с большими светлыми глазами девушка, быстро вскочив с дивана, на котором она уже успела расположиться. -- Не может она не принять и не выслушать вас, когда мы приехали по такому важному делу, да еще и с рекомендацией от само-то барона-попечителя...

-- Разумеется, Золотая рыбка права! -- подхватила третья посетительница, болезненного вида девушка, белый легкий наряд которой придавал ей какой-то воздушный вид. -- Разумеется, вас и выслушают и день назначат, когда привести сюда нашу маленькую, родненькую девчурочку...

Голос Вали Балкашиной при этих словах вздрагивает от волнения, а глаза внезапно наполняются слезами.

Тотчас же из-за пояса извлекается кружевной платочек, и тихое неожиданное всхлипывание раздается в светлой приемной.

-- Ну, вот еще! Этого еще недоставало... Здравствуйте! На третий день выпуска слезы лить! -- возмутилась четвертая посетительница -- хорошенькая, кудрявая Ника Баян. -- Пожалуйста, прошу тебя, не распускай ты своих нервов! Ведь нашей Тайночке, право же, здесь будет очень недурно, уверяю вас, mesdames, даже очень хорошо... Ну, да, конечно, о-о-чень хо-ро-шо... -- срывающимся голоском доканчивает Ника, и тоже достает из-за пояса кружевной платочек, которым закрывает свои карие, оживленно сверкавшие до этой минуты глаза.

Всхлипывания двух девушек вызывают слезы у третьей. Теперь плачет очень высокая, тонкая, с осиной талией и задумчивыми глазами, блондинка Муся Сокольская, "Хризантема" по прозвищу, данному ей её подругами. К ней немедленно присоединяется "Золотая рыбка", т. е. Лида Тольская, закадычная подруга Муси. Девушки тихо плачут, плотно прижав к глазам свои носовые платки.

Крепится только армянка Тамара Тер-Дуярова, или "Шарадзе". Прозвана она "Шарадзе" своими одноклассницами за постоянную привычку задавать шарады и загадки. Но и её черные восточные глаза сейчас усиленно моргают, чтобы

как-нибудь задержать навертывающиеся на них непрошенные слезы.

-- Mesdames, перестаньте! -- говорит Тамара. -- Перестаньте реветь! А то и я зареву... Ника, сделай "умное лицо", пусть посмеются лучше... Или я новую шараду залам... Ну же, действуй Ника. ...

Customer Reviews

Most Helpful Customer Reviews

See All Customer Reviews