Derevenskie panoramy

Derevenskie panoramy

by Nikolaj Garin-Mihajlovskij

NOOK Book(eBook)

$3.99

Available on Compatible NOOK Devices and the free NOOK Apps.
WANT A NOOK?  Explore Now
LEND ME® See Details

Overview

"В моей беллетристике выдуманных образов совсем нет: все взято прямо из жизни",-- замечал и неоднократно повторял эту мысль писатель. Гарин-Михайловский полагал, что действительность богаче всяких художественных домыслов, что участие в практических делах способно дать объективную оценку всем происходящим событиям. Отсюда -- особое пристрастие к жанру очерка или очерка-рассказа, основанному прежде всего на личном опыте и личных наблюдениях. Отсюда же и наполненность его очерков различными публицистическими и лирическими отступлениями, статистическими данными, что позволяло писателю обращаться к широкой читательской аудитории, быть всегда актуальным и делать значительные социальные обобщения. Nikolaj Garin-Mihajlovskij – Derevenskie panoramy

Product Details

ISBN-13: 9781784226329
Publisher: Glagoslav E-Publications Ltd
Publication date: 12/11/2013
Sold by: Barnes & Noble
Format: NOOK Book
Pages: 137
File size: 2 MB

About the Author

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский (1852 - 1906) – русский писатель, эссеист, инженер, путешественник.
Родился Николай 20 февраля 1852 года в семье с дворянскими корнями. Образование в биографии Гарина-Михайловского было получено в Ришельевской гимназии Одессы. Затем же поступил в Петербургский институт путей сообщений. Следующие несколько лет провел в Болгарии, затем в Самарской губернии.
Позже в биографии Н.Г. Гарина-Михайловского было принято решение принимать участие в постройке Транссибирской железнодорожной магистрали. Группа, которой руководил Гарин-Михайловский, выбирала путь для прокладки магистрали (а именно – железнодорожного моста). Было принято решение строить поблизости современного Новосибирска, а район поблизости Томска не утвердили.
Первые произведения в биографии Николая Георгиевича Гарина-Михайловского были опубликованы в 1892 году (повесть «Детство Тёмы», рассказ «Несколько лет в деревне»). Произведение «Детство Тёмы» имело большой успех, так что автор создал позже продолжение - еще 3 части: «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры». Кроме того Гарин-Михайловский публиковал свои инженерские размышления о строительстве железных дорог в газетах. Свои впечатления от времени, проведенного в деревне, писатель изложил в произведениях «Деревенские панорамы», «Несколько лет в деревне», «Очерки провинциальной жизни». Книги и повести Гарина-Михайловского пропитаны искренним оптимизмом.
Писатель много путешествовал по Дальнему Востоку, после чего появились его описания «По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову». Скончался Гарин-Михайловский 10 декабря 1906 года.

Read an Excerpt

Многое изменилось на селе за эти восемьдесят лет, что прожила на свете бабушка Степанида. Все, кто был ей близок, кто знал ее радости, знал ее горе,-- все уже в могиле. И жила бабушка одна, как перст божий: ни до нее никому, ни ей до других никакого дела давно не было. Только по соседству шабры {соседи. (Прим. Н. Г. Гарина-Михайловского.)} да внучатная племянница и заглядывали к ней: жива ли?

Жила бабушка и к людям за помощью не ходила. Кое-что, вероятно, было припасено от прежних дней и зорко хранилось где-нибудь под половицей. Да и немного требовалось, чтобы удовлетворить несложные потребности: горсть крупной соли, немного луку, ломтик ржаного хлеба, чашка с водой, и "мура" готова. Остальное в таком же роде было. Все хозяйство и дом после мужа продала, она, еще когда схоронила сына, а сама поселилась в келейке на самом краю села. В ней почти безвыходно сидела старуха и редко, редко, разве в очень уж большой праздник, угрюмая, высокая, с морщинистой и желтой кожей на лице, опираясь на клюку,-- брела навестить какую-нибудь такую же забытую, как и она. И когда она шла, бойкие ребятишки деревни стихали, потому что боялись высокой старухи: у нее росла борода и как-то рычало в груди, даже и тогда, когда она молчала... Крестьяне приветливо снимали шапки. И бабушка Степанида, на ходу опираясь на клюку, отдавала им безучастный, степенный поклон и шла дальше.

Келейка бабушки была осиновая, горькая: лес давно подгнил, избушка наклонилась, и передняя стена совсем ушла в землю. В длину келейка была пять аршин, в ширину четыре. Половину при этом занимала курная печь, от которой стены внутри избы были покрыты толстым слоем сажи. Когда сверкало пламя очага, сажа казалась такой блестящей, точно стена была усыпана миллионами кристалликов из черных бриллиантов. Обладательница этих бриллиантов во время топки сидела на корточках, пялила глаза от едкого дыма, скалила беззубый рот и тяжело дышала: пока топилось, удушливый дым волнами ходил по избенке, и только у самого пола была полоска, где тянул свежий воздух из подполья.

Келейка, коптилка, склеп -- все названия одинаково подходили к жилью, в котором тридцать лет уже провела старуха. Ее и не тянуло на свет божий. Свет божий! Мало веселого было в нем. Ее жизнь, однообразная и жестокая, невкусная и сухая, была похожа на нее самое, бабушку Степаниду.

Скучная жизнь, скучное горе. Горе, которое приволочила она с собой еще из страшной, отлетевшей, забытой эпохи.

Замуж ее отдали на семнадцатом году. В первый же год муж ее сгрубил кому-то и его забрили в солдаты. Красавица она была смолоду. Может быть, сердце рвалось в груди, может быть, много ночей провалялась она в жаркой истоме в темной избе одна с подростком сыном. Так вся молодость день за днем и ушла. Двадцать четыре года прождала она мужа; на двадцать четвертом вместо него пришла глухая бумага: помер муж. Не узнала даже где, и отчего, и как. Кто там станет глупой бабе описывать о смерти солдата.

Новое горе стряслось: господа женили сына на дворовой. Муж привязался к жене, но жена возненавидела и мужа и всю постылую деревенскую жизнь. Сейчас же после воли бросила она деревню и мужа и ушла навсегда. Так и пропала.-- Он пил, тосковал, угрюмый, неприветливый, как и мать, тосковал, как только может тосковать человек, упорный в чем-нибудь одном, когда и это одно отняла у него жизнь. Сердце болело сильно, когда от поры до времени доносились неясные слухи о коварной изменнице, жившей где-то в городе: бедная фантазия рисовала этот город... Не вытерпел и повесился брошенный муж у себя на задах.

Горе при жизни сына было у матери, а только после смерти сына спознала она всю бездну горя: всю любовь свою отдала она сыну, и вот теперь этот сын, единственная радость, одна отрада, безумным шагом обрекся на муку вечную. Каково-то будет там ей смотреть, если примет даже господь ее в свою обитель, на муку мученическую, муку вечную своего несчастного сына!

Тридцать лет замаливала она господа без надежды замолить, тридцать лет гвоздем сидела одна и та же страшная и безвыходная мысль. Тоска здесь, ужас там. ...

Customer Reviews

Most Helpful Customer Reviews

See All Customer Reviews