Kapitan grenaderskoj roty: Russian Language

Kapitan grenaderskoj roty: Russian Language

by Vsevolod Solov'ev

NOOK Book(eBook)

$3.99

Available on Compatible NOOK Devices and the free NOOK Apps.
WANT A NOOK?  Explore Now
LEND ME® See Details

Product Details

ISBN-13: 9781783845682
Publisher: Glagoslav E-Publications
Publication date: 11/21/2013
Sold by: Barnes & Noble
Format: NOOK Book
Pages: 257
File size: 2 MB

About the Author

Соловьев (Всеволод Сергеевич) - романист, старший сын историка, родился в 1849 г., учился в Московском университете, где окончил курс в 1870 г. со степенью кандидата прав, и в том же году поступил на службу во 2-е отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии. Состоит председателем постоянной комиссии по устройству народных чтений. На литературное поприще С. выступил в конце 60-х гг. стихотворениями (большей частью без подписи) в "Русском Вестнике", "Заре" и "Вестнике Европы"; затем помещал критические очерки в "Санкт-Петербургских Ведомостях" и "Русском Мире"; в 1876 г. в "Ниве" была напечатана первая его историческая повесть "Княжна Острожская", имевшая значительный успех; за ней последовал целый ряд романов: "Юный император" ("Нива", 1877), "Капитан гренадерской роты" ("Историческая Библиотека", 1878), "Царь Девица" ("Нива", 1878), "Касимовская невеста" ("Нива", 1879), "Наваждение" ("Русский Вестник", 1879), "Сергей Горбатов" ("Нива", 1881), "Вольтерьянец" ("Нива", 1882), "Старый дом" ("Нива", 1883), "Изгнанник" (1885), "Волхвы" ("Север", 1889), "Великий Розенкрейцер" (там же, 1890), "Новые рассказы" (1892), "Жених царевны" (1893), "Злые вихри" (1894), "Цветы бездны" ("Русский Вестник", 1895) и другие. Каждый из перечисленных романов выдержал по несколько отдельных изданий. Вместе с П. П. Гнедичем С. основал иллюстрированный журнал "Север" (см.). Журнал в первый год имел большой успех, но через 2 года перешел в другие руки. В 1887 г. было издано 7-томное собрание сочинений С. Романы С. прежде были очень популярны в невзыскательных слоях читающей публики и некоторое время создавали успех "Ниве" и "Северу". Умер в 1903 г.

Read an Excerpt

По берегам речек Мьи и Фонтанной расположены широкие аллеи густо разросшегося Летнего сада. Этот сад разбит при Петре в парке, прежде принадлежавшем майору шведской службы Конау.

Тут, окруженный цветниками, возвышается дворец Летний, во времена Петра — небольшой деревянный домик, но теперь превратившийся в настоящий дворец, роскошно отделанный и назначенный, при императрице Анне, для помещения принцессы Анны Леопольдовны. Принцесса жила в нем не долго и в последнее время здесь поместилась сама императрица, вместе с семейством герцога Курляндского. Здесь она и скончалась, и всего несколько дней, как вынесли ее тело. Старые вековые деревья сада, еще недавно зеленые, быстро осыпались от ветров и непогоды, и стоят, по временам стуча холодными голыми сучьями. Ни одного цветка не осталось в клумбах. Не то дым, не то туман, да мелкий частый дождик закутывают все своей дымкой. У главного дворцового подъезда расположен караул Преображенского полка. Солдаты стоят навытяжку, как истуканы, не смеют даже носа почесать, как ни щекочет лицо дождик. И солдаты и офицеры знают, что здесь, в Летнем дворце, неведомо откуда следят за ними чьи-то глаза зоркие и что им надо держать ухо востро, не то, как раз, какая ни на есть беда стрясется. Знают они также, что теперь, вот в эти последние дни, с самой смерти императрицы, особенно зорко следят за ними глаза эти невидимые, и что государь регент с каждым днем все более и более свирепеет.

Немало дум да забот неотложных теперь у преображенцев, но на карауле они молчат, только иной раз переглянутся друг с другом выразительно: «мол, постой, погоди, теперь ни гугу, а вот ужо потолкуем!»

Ко дворцу то и дело подъезжают кареты сановников. На всех лицах выражается, по большей части, плохо скрываемая робость.

В первых приемных комнатах все вопросительно посматривают друг на друга, всем неловко. У каждого в голове одна мысль: «вот каких дел мы понаделали, сотворили его регентом, а теперь оказывается ух как плохо! Что ни день, труднее с ним справляться». Но никто не выражает этих мыслей друг другу, все больше молчат, дожидаются выхода герцога.

А тот и не думает выходить.

В обширной комнате, устланной мягкими, пушистыми коврами, заставленной всевозможными роскошными безделушками, перед огромным письменным столом сидит регент Российской Империи. Перед ним на другом кресле — кабинет-министр, князь Черкасский.

Когда-то красивое и тонкое, но теперь уже обрюзгшее, покрытое мелкими морщинами лицо Бирона нервно подергивается, его ноздри раздуваются, он судорожно сжимает кулаки и, очевидно, едва себя сдерживает.

Несколько минут продолжается тяжелое молчание: наконец, регент подымается с кресла и останавливается перед Черкасским.

— Что же такое? — говорит он сначала резким шепотом, но постепенно возвышая голос. — Что же это такое? Ты думаешь, ты первый приходишь ко мне говорить о таком скверном деле? Уж много слышал! Вот тут, — он указывает на стол, где разложена кипа бумаг, — вот тут не одно признание. Бестужев был… его племянник Камынин тоже раскрыл замысел гвардейцев…

— Слышал я об этом, знаю, — проговорил Черкасский.

— А! Знаешь! — с пеной у рта повторил Бирон и взглянул на Черкасского так, как будто тот был виноват в чем-нибудь. — Знаешь! То-то и есть, что раньше нужно было все это знать, мешкать нечего!.. Нельзя так вот сидеть здесь, сложа руки. Пойди, князь, распоряжайся схватить этих негодяев, этого Пустошкина, Ханыкова и Яковлева и всех к делу причастных, а с Головкиным я сам уже буду потом разделываться, не уйдет он у меня из рук!

И Бирон в ярости так стиснул себе руки, что они даже хрустнули.

Черкасский поднялся.

— Да если что-нибудь, пусть сейчас же мне доносят, не опаздывают…

— Кажется, и так все быстро делается, — проговорил Черкасский. ...

Customer Reviews

Most Helpful Customer Reviews

See All Customer Reviews