"Vse my hleb edim..."

by Dmitrij Mamin-Sibirjak

NOOK Book(eBook)

$3.99

Available on Compatible NOOK Devices and the free NOOK Apps.
WANT A NOOK?  Explore Now
LEND ME® See Details

Product Details

ISBN-13: 9781784224738
Publisher: Glagoslav E-Publications
Publication date: 01/21/2014
Sold by: Barnes & Noble
Format: NOOK Book
Pages: 66
File size: 1 MB

About the Author

Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (Дмитрий Наркисович Мамин) (1852 - 1912) – писатель (прозаик, драматург).
Родился Дмитрий 25 октября 1852 года в небольшом поселке Пермской губернии в семье священника. Первое образование в биографии Д.Н. Мамина Сибиряка было получено дома.
Затем же он стал учиться в местной школе, а после – в духовном училище Екатеринбурга. Следующей ступенькой в образовании стало поступление в духовную семинарию Перми. Затем Дмитрий Мамин Сибиряк в своей биографии учился в медико-хирургической академии Петербурга с 1872 по 1876 год. После решил переквалифицироваться, перешел в университет Петербурга на юридическое отделение, но не окончил образование из-за сложного материального положения.
Вернулся к родителям, переселился в Екатеринбург. В биографии писателя Д.Н. Мамина Сибиряка в те годы было много путешествий по Уралу, во время которых он изучал историю, этнографию. Увлечение литературной деятельностью в биографии Дмитрия Наркисовича Мамина Сибиряка пришлось на 1880-е годы. Его сочинения «От Урала до Москвы» были опубликованы в газете «Русские ведомости». Вслед за этими очерками последовали произведения «В камнях», «На рубеже Азии» и другие.
Если рассматривать краткую биографию Мамина Сибиряка, то следующими творениями писателя стали романы «Приваловские миллионы», «Горное гнездо». Затем появились – «Черты из жизни Пепко», «Мумма», «Золото», «Хлеб». Среди всех сочинений в биографии Мамина Сибиряка выделяются произведения для детей («Аленушкины сказки», «Серая шейка» и другие).
Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк (Дмитрий Наркисович Мамин) (1852 - 1912) – писатель (прозаик, драматург).
Родился Дмитрий 25 октября 1852 года в небольшом поселке Пермской губернии в семье священника. Первое образование в биографии Д.Н. Мамина Сибиряка было получено дома.
Затем же он стал учиться в местной школе, а после – в духовном училище Екатеринбурга. Следующей ступенькой в образовании стало поступление в духовную семинарию Перми. Затем Дмитрий Мамин Сибиряк в своей биографии учился в медико-хирургической академии Петербурга с 1872 по 1876 год. После решил переквалифицироваться, перешел в университет Петербурга на юридическое отделение, но не окончил образование из-за сложного материального положения.
Вернулся к родителям, переселился в Екатеринбург. В биографии писателя Д.Н. Мамина Сибиряка в те годы было много путешествий по Уралу, во время которых он изучал историю, этнографию. Увлечение литературной деятельностью в биографии Дмитрия Наркисовича Мамина Сибиряка пришлось на 1880-е годы. Его сочинения «От Урала до Москвы» были опубликованы в газете «Русские ведомости». Вслед за этими очерками последовали произведения «В камнях», «На рубеже Азии» и другие.
Если рассматривать краткую биографию Мамина Сибиряка, то следующими творениями писателя стали романы «Приваловские миллионы», «Горное гнездо». Затем появились – «Черты из жизни Пепко», «Мумма», «Золото», «Хлеб». Среди всех сочинений в биографии Мамина Сибиряка выделяются произведения для детей («Аленушкины сказки», «Серая шейка» и другие).

Read an Excerpt

Эх, отлично было бы закатить теперь в Шатрово, -- говорил мой приятель Павел Иваныч Сарафанов, отдувая пар со своего блюдечка. -- То есть, я вам наивно доложу, после спасибо скажете!.. Ведь теперь какое время... а? Каждый день дорог, а мы с вами сидим здесь в N*, -- пыль, духота, жар... Вы посмотрите, утра-то какие стоят -- так вот за душу и тянет куда-нибудь в болотину за дупелями. У меня и собачка есть на примете: легашик, стойку держит и всякое прочее. Ей-богу! На левую ногу немного припадает, да это пустяки, со стороны даже и незаметно, а как пойдет по осоке... Ей-богу, поедемте в Шатрово?! Остановимся у попа, важнеющий поп, на всю губернию первый. Об отце Михее, может, слыхивали? Нет? Как же вы это так... Богатеющий поп, я у него по неделям гащивал. Кстати, у меня дельце есть в Шатрове, да еще не одно... Нет, завтра же поедем!

-- Я с большим бы удовольствием, только на чем мы с вами поедем?..

-- На чем?!. Да вы только скажите одно слово: завтра, в три часа утра, я подъеду к вам на своей лошади, а вы только садитесь.

-- Да ведь у вас нет своей лошади.

-- Сегодня нет, а завтра будет.

-- И экипажа нет.

-- И экипаж будет... У меня ход на сарае лежит, а коробок есть на примете.

-- И лошадь, и коробок, и легашик -- все на примете; когда же вы успеете все это собрать?

-- Ах, господи, господи, да вам-то какая забота: вы только садитесь, и конец делу. Ружье есть? Больше ничего не надо... Ружье да ноги, и шабаш. Да и без ног можно: раз я с одним чиновником на охоту ходил, -- такой же жиденький из себя, как вроде вас, -- так он у меня так развинтился на обратном пути, что я его верст пять на своей спине тащил. Ей-богу! А мы отлично погостим у отца Михея... Я уж знаю, чем старику угодить: парочку свеженьких дупельков привезу -- да он меня расцелует.

Сарафанов был замечательный человек, начиная с своей наружности. Среднего роста, коренастый и плотный, он был некрасиво скроен, да крепко сшит; в глаза издали бросалось его несоразмерно длинное туловище, поставленное на вывороченных коротких ногах с широчайшими ступнями. Небольшая голова была крепко посажена на могучей, короткой, всегда красной шее; длинные руки соответствовали остальному. Широкое лицо Сарафанова, обрамленное небольшой бородкой песочного цвета, всегда дышало добродушным спокойствием; маленькие светло-карие глазки смотрели улыбающимся пытливым взглядом, как у только что проснувшегося ребенка. На вид ему можно было дать лет сорок, в крайнем случае -- сорок пять, а в действительности было шестьдесят с хвостиком. И ни одного седого волоска на голове; держался бодро, в ходьбе был неутомим, и во всех движениях замечалась гибкость и та упругая энергия, которая свойственна только юношескому возрасту. Одевался Сарафанов неизменно в длинный черного сукна сюртук и глухой, сильно потертый атласный жилет; туго накрахмаленные воротнички всегда упирались в подбородок, шея, несмотря ни на какой жар, была туго затянута шелковой черной косынкой, в манжетах красовались большие малахитовые запонки в серебряной оправе. Вообще костюм Павла Иваныча не блистал свежестью, но всегда был чист, опрятен и с некоторыми претензиями на солидность.

Глядя на свежую, полную сил фигуру Сарафанова, трудно было помириться с мыслью, что перед вами стоит, ни больше, ни меньше, как приказная строка блаженной памяти уездного суда. А между тем это было так: Сарафанов отслужил в суде тридцать лет, с пятнадцати до сорока пяти, и теперь около пятнадцати лет состоял в разночинцах, занимаясь "делами", как он скромно выражался о своей деятельности. ...

Customer Reviews

Most Helpful Customer Reviews

See All Customer Reviews